Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Ахтунг!

Общественность взбудоражена сенсационной новостью!

"Три гигантских неопознанных летающих объекта, длина которых составляет десятки километров, движутся по направлению к Земле. Ученые вычислили, что приземление огромных НЛО произойдет в середине декабря 2012 года."
http://top.rbc.ru/wildworld/01/12/2010/508339.shtml

Как показало проведенное по горячим следам расследование эти мудаки из SETI уже много лет славшие всякие безответственные сигналы ужасному внеземному разуму, таки допросились, и теперь к нам летит на забитую стрелку огромный синий ХУЙ!

=

Остается только выяснить, не британские ли ученые производили расчеты?
Хотя, я думаю, наши уже тоже могут.

Кстати, забыл жеж сказать, что в этом году последний раз набирали в ВУЗ будущих инженеров. Уже с 1 сентября 2011 года будет действовать новая программа, согласно которой выпускники будут щеголять дипломами, с присвоением квалификации, например, "бакалавр промышленного и гражданского строительства" или "магистр автомобильного транспорта". Небось и "магистры астрономии" какие-нибудь будут. Ждем когда химию переименуют в зельеварение, а ОБЖ в защиту от темных искусств.

Нечто непонятное

Звали его Евстрахий Вольдемортович Петросиськн.
Несмотря на благородное, где-то даже лордское отчество, мудаком Евстрахий был исключительным. Где-то даже выдающимся.
Последний такой мудак в истории человечества был зафиксирован около 2380 лет назад и отзывался на имя Герострат. Отметился он в истории тем, что спалил Храм Артемиды в Эфесе. Охреневшие (если не сказать сильнее) от вида полыхающего памятника культуры мирового значения греки некоторое время пытались дознаться от Герострата какого минотавра ему это понадобилось. Но, повторюсь, Герострат был не простым мудаком, а выдающимся, поэтому мотивацию его поступка греки не поняли.
Не поняли, зато решили, что Герострат, хоть и [вырезано цензурой], но всё же древний грек и то что он является полным [вырезано цензурой] может бросить тень на весь древнегреческий народ и потомки непременно будут глумиться.
Глумящихся потомков древние греки не хотели, но замять факт уничтожения одного из Чудес Света, как вы понимаете, просто так не удалось бы. Поэтому был придуман хитрый план, согласно которому Герострат якобы спалил храм из желания прославится. Дескать, весь древнегреческий народ состоял исключительно из талантливых и одаренных людей, но с одним исключением. А именно - с Геростратом. Но он тоже был небезнадежен и желал славы, но, увы, не захотел банально прославится созиданием, а соригинальничал и прославился разрушением.
Впоследствии, древние греки всячески пытались забыть Герострата, для чего организовывали митинги с призывами "Забыть безумного Герострата!!!". По улицам древних Афин маршировали колонны митингующих, несущих плакаты с лозунгами "Забудем безумного Герострата, спалившего из тщеславия храм Артемиды в Эфесе!". Подобные способы "забытия", наводят на мысли, что полный [вырезано цензурой] Герострат всё-таки был сыном своего народа... Яблочко от яблони...
В общем, Герострата знали все и, несмотря на великие старания древних греков, потомки глумились. "Герострат жжот!" - говорили они, разглядывая картинку в учебнике древней истории, посвященную этому драматическому событию. Перелистнув несколько страниц потомки натыкались на ещё одного выдающегося мудака в истории человечества и говорили "Нерон тоже жжот!"...
Таким образом все выдающиеся мудаки на протяжении всей человеческой истории "жгли". Не суть важно что или как, но однозначно жгли.
Евстрахий Вольдеморотович, где то в глубиннах своей небольшой, зато идеально кубической формы головы с низким лобиком тоже осознавал, что на него возложена великая миссия "отжечь". Правда как именно он эту миссию выполнит, он пока не знал.
Остановимся поподробнее на биографии этого выдающегося ... человека...
В школе Евстрахию сначала пытались прилепить сразу несколько неприличных кличек, базирующихся на его имени, отчестве и фамилии, но очень скоро его стали звать просто Страх. Кличка удачно сочетала элементы имени Евстрахия, а также его исключительную способность наводить панический ужас на персонал школы и учащихся. Что касается самого Евстрахия, то он не боялся, кажется, совсем ничего. Практически, полное отсутствие головного мозга весьма способствовало развитию этого полезного качества. Евстрахия можно было озадачить, но не испугать. Озадачивался он тоже нечасто, но зато качественно. Например, упав со шведской стенки и проломив головой паркетный пол в школьном спорт-зале, Евстрахий сильно озадачился. Вполне возможно, что если бы его оставили в покое, он бы интуитивно осознал, что такое Закон Всемирного Тяготения, но к сожалению, озадаченного Евстрахия увезли врачи и принялись делать ему рентген и прочие сопутствующие процедуры.
Рентгеновский снимок головы Евстрахия в свою очередь изрядно озадачил хирурга, который его рассматривал. Сердобольная медсестра, проходившая мимо поинтересовалась:
- Ну как он болезный? Мозг не пострадал?
- "Мозг"?... - хихикнул озадаченный врач - Ну я бы так громко не выражался. Да и вообще, его "мозг" защищён такой бронёй, по сравнению с которой танковая - просто папиросная бумага.
Среди выдающихся качеств Евстрахия так же числились: огромная физическая сила, отличная интуиция и немногословность.
Позже, злые языки утверждали, что все эти качества проистекают из клинической тупости Евстрахия, дескать, небрежно сворачивая строительный лом в замысловатый крендель, Евстрахий просто не знал, что это невозможно физически. Фантастическая интуиция развилась, опять таки, на месте, практически полностью отсутсвующего "рацио", ну а немногословность - это оттого, что в спинном мозге центр речи по недоразумению, отсутствует.

...
Плин!
Ну не получается придумать абсолютно гнусного и отрицательного персонажа! Вернее, получится, но он никак не будет главным героем. Бе... Вот, казалось бы, уже измыслил законченого мудака, да вот, уже не получается дальше гадости писать, пишутся некие положительные качества, через пару абзацев он будет как минимум, на пол-головы лучше всех остальных прочих. Я то и не против, да вот беда, тяжёлые сравнения с пироманьяками Геростратом и Нероном как то не дают писать положительные вещи. Хорошо хоть с Гитлером сравнить не успел...
Вот такой порочный круг.
Стало быть, буду ждать гнусного настроения, чтобы продолжить эту телегу...
А может, и закину её =)

Мальчик-Зима

Ранним утром, когда звёзды ещё не совсем скрылись в лучах восходящего солнца, по улице шла девушка.
"Бли-и-и-ин, до чего же холодно!... А этот престарелый засранец - Пётр Иваныч, не захотел переносить консультацию, хотя Светка звонила, и просила перенести... Блин, сегодня же все -33 градуса!... Как же холодно..."
Девушка торопливо шагала в сторону института, и ругала про себя злого препода, погоду и всё на свете понемножку. Было так холодно, что её походка стала, какой-то чуть, дёрганой, она торопилась добраться до тёплого здания и в то же время боялась подскользнуться и упасть.
Мимо проносились машины, оставляя за собой очень плотны облака выхлопных газов. Девушка шла, закутанная по самые брови, в шарф, в шапку, в капюшон и всё равно страшно мёрзла, а в голове вертелись мысли
"Блин, поскорее бы дойти... опять тушь от холода осыплется... Ну, ПиВаныч!... Чтоб тебе облысеть, наконец! Ненавижу...блин...как...холодно..."
От холода, и пронзительного ветра глаза слезились, это было ужасно неприятно... На улице почти никого не было: "Ну ещё бы, какой псих выйдет на улицу?... Кроме несчастных студентов во время сессии..."
Девушка как раз вошла в небольшой парк, который отделял её от вожделенного корпуса института... Деревья по бокам аллеи угрожающе скрежетали, как будто готовясь вот-вот лопнуть от мороза, зато ветра почти не чувствовалось, и девушка, наконец, приподняла взгляд, и осмотрелась.
Панорама, открывшаяся её взгляду, оптимизма не внушала: похоже, она, пока шла и смотрела только себе под ноги, свернула не на ту дорожку. Как-то вокруг было незнакомо. Девушка продолжала идти вперёд по инерции и осматриваться по сторонам, в надежде увидеть просвет между деревьями и знакомые корпуса института.
Но, увы, просветов между деревьями не наблюдалось...
"Да ну, парк маленький совсем, по какой дорожке не пойду, всё равно через пять, максимум, через десять минут, выйду!" - думала девушка, всё быстрее и быстрее шагая вперёд.
А деревья стояли вокруг всё так же плотно, а парковая дорожка, засыпанная снегом и почти нетоптаная, всё сильнее напоминала тропку в лесу. Девушка шла, осматривалась по сторонам, и где-то в глубине её начинало зреть беспокойство: "...деревья незнакомые... Здоровые уж больно, в нашем парке таких высоченных отродясь не было...не парк - лес какой-то жуткий!...Ещё мороз этот....пффф!" - из шарфа, которым было укутано её лицо до самой переносицы, вырвалась струю пара, и сразу же осела кристалликами на рыхлой ткани...
Она даже остановилась на мгновение, в раздумьях - а не повернуть ли назад?... Но всё-таки, сначала неуверенно шагнула вперёд, а потом, припустила, чуть ли не в припрыжку. Вперёд, вперёд...
Вдруг... Впереди, в потёмках показался чей-то силуэт...
Девушка пошла к нему...
В темноте было не разглядеть кто это, видно было только, что он совсем маленький.
Он стоял, чуть в стороне от тропинки, на небольшой полянке, в тени деревьев.
Девушка, чуть поколебавшись, всё-таки решила свернуть с тропки и дойти до этой поляны... Снежный наст, оказался неожиданно твёрдым, её сапожки даже не оставили следов на нём. Девушку уже начинало потихоньку колотить от холода... И руки замёрзли.
"...эх, и зачем я перчатки надела?... Ну рукавички же есть, в них всяко теплее было бы..." - думала девушка, приближаясь к поляне и тщетно пытаясь сжать пальцы в перчатках.
Выйдя на полянку, девушка увидела, что силуэт - это маленький, лет 7-8-и мальчик. Пройдя ещё пару шагов, она рассмотрела его и, ойкнув, почти кинулась вперёд.
Мальчишка стоял, ну всё равно, что голый, на таком морозе. Без шапки, волосы серебрились крохотными льдинками, будто седые, без перчаток, в какой-то нелепой куртяшке, ещё и расстёгнутой. Лицо у мальчишки было совсем бледное и на нём, словно на снегу вспыхивали искорки отражённого света, будто бы кожа у него покрылась инеем.
Девушка не успела дойти до него, буквально шагов пяти, когда он вдруг вскинул на неё глаза и крикнул "Стой!"...
Вообще, фиг бы она его послушалась и остановилась, если бы не одно обстоятельство: температура воздуха, будто бы с одним её шагом сразу упала градусов на 15, не меньше.
В носу мгновенно замёрзло дыхание, вообще ощущение было такое, что она получила сильный и неприятный удар в нос.
На мгновение задохнувшись, она обхватила пострадавший нос руками в перчатках и стала его потирать его, а нос ужасно болел. Она потирала нос и посматривала на перчатки, будто ожидая увидеть на них капельки крови, так сильно болел нос, и глаза ещё некстати заслезились.
- Отойди на пару шагов, полегче будет! - сказал мальчик. В его голосе и интонациях была какая-то недетская серьёзность. – Чем ближе ко мне, тем холоднее…
В другое время девушка бы расхохоталась, услышав такое от карапуза, но сейчас ей было совсем не до смеха, и она послушно сделала два шага назад.
Стало и правда полегче, но нос всё ещё щипало и дёргало... А мизинцы рук чуть побаливали, как будто их неделю назад несильно, но чувствительно, прищемили дверью. "Обморожение, здорово похоже на ушиб..." - неожиданно даже для себя сформулировала девушка.
- И как тебя сюда занесло, интересно? - услышала она голос мальчика.
- Да очень просто!... Шла, шла, и пришла! - сердито ответила девушка – Ты-то чего тут шастаешь в такой мороз, да ещё в таком виде???
Мальчик как-то странно ухмыльнулся:
- Ничего, мне можно.
- Как это можно? Ты чего, офанарел? - нос почти перестал болеть, но начали замерзать ноги, и вообще, в такую погоду хорошо сидеть дома с кружкой кофе в руках, а не болтать в каком-то лесу с каким-то отмороженным ребёнком.
- Тебе домой надо, ты, наверняка, уже отморозил себе всё что можно и нельзя и стоишь на ногах только потому, что ещё сам об этом не знаешь!
Она сделала шаг вперед и протянула руку, намереваясь схватить его за куртяшку и, если надо, силой волочь до института - там тепло, там чай, там скорую можно вызвать и вообще, выяснить, что это за ребёнок тут ошивается.
Как она доберётся до института, найти который, всего-то пять минут назад уже и не надеялась, девушку почему-то не волновало. В её голове плотно засели всего несколько мыслей: "...надо его в тепло срочно, холодно, жутко холодно..."
Но стоило ей сделать шаг вперёд и вытянуть вперёд руку, как вновь мороз, будто сторожевой пёс, прямо вцепился в неё, абсолютно не обращая внимания на какую-то там нелепую перчаточку.
Девушку ойкнула, и, будто обжёгшись, отдёрнула руку.
- Не подходи... - очень серьёзно сказал мальчик. - будешь пытаться подойти, обморозишься, а уж если до меня дотронешься - точно с руками попрощаешься... Мигом обморозятся до самых костей...
Девушка на всякий случай отступила ещё на шаг и, наконец, сподобилась как следует рассмотреть мальчика, который стоял перед ней. Он как раз чуть вышел из тени, отступая от неё, когда она пыталась схватить его за куртяшку.
Лицо - белое как снег и поблёскивает так же... "Блин" - в ужасе подумала девушка.
Белки глаз, даже чуть темнее лица, и не блестят. Радужная оболочка глаз насыщенного синего цвета и крохотные зрачки. Как у кошки, щёлочками. Цвет волос опознать не удастся, потому что они сплошь покрыты инеем.
Девушка испугалась, разволновалась и часто задышала, извергая в воздух клубы пара. И... испугалась ещё больше: изо рта мальчика не вырвалось ни клочка пара, ни сейчас, ни когда он говорил.
- Т-т-ты чего... мёртвый, что ли? - ляпнула девушка, лихорадочно собирая мысли вместе. "Лицо бледное совсем, похоже, холодный, зрачки деформированные, не дышит ещё!..."
- Ну вот ещё, глупости! - засмеялся малыш. - Живее всех живых, не меньше!
- Мда? - недоверчиво спросила девушка - А кто же ты такой?
- Я? - мальчик улыбнулся - Я - Мальчик-Зима.
- Что ещё за глупости? - невольно улыбнулась девушка, припомнив одноимённую песню Наутилуса Помпилиуса - Мальчик-Зима?
- Да, Мальчик-Зима - это я, - подтвердил мальчик, снисходительно улыбаясь. Это выражение не очень то шло его детскому лицу.
- Не веришь? - спросил он девушку.
- Ну почему же... - сказала девушка, но при этом как-то совсем нелогично отрицательно помотала головой.
На лице мальчика появилось озорное выражение, которое ему вполне шло.
- Да? Не веришь? Ну что ж... А так вот легче поверить будет? - спросил он и превратился в классического деда мороза. Выглядело это странно и нелепо: сначала мальчик вытянулся вверх до роста взрослого мужчины, при этом, оставаясь при комплекции 7-и летнего ребёнка, потом он раздался вширь, на глазах его лицо постарело, за две секунды выросла мощная бородища, на нём появилась шуба, шапка, в руки из снега прыгнул ледяной посох.
- Ты хочешь сказать, что в таком виде ты больше похож на МАЛЬЧИКА-Зиму? - скептически спросила девушка.
- Кто скажет что я - девочка, пусть первый бросит в меня камень! - пробубнил новоиспечённый дед.
- Ну, ладно, хоть оделся прилично, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не замёрзла в сопли... - пробормотала девушка, ехидно щурясь.
Дед покосился на ехидную девушку, почесал затылок своим посохом, и как-то не очень уверенно, сказал: "Ну... Ща ка заморожу..."
- Так я тебе и поверила, - рассмеялась она.
- Ну ладно, ладно. - сказал дед, вновь превращаясь в ребёнка - Морозить не буду - нашли дурака! Впервые за сколько лет поговорить можно, да ещё и на моей территории!
- На твоей территории? Это как это? - поинтересовалась девушка. Ей почему-то уже было почти не холодно.
- На моей территории - это здесь, - сверкнул глазами мальчик. - Я во внешнем мире и не появляюсь. Появись я там, 40-ка градусный мороз оттепелью покажется. А здесь, я худо- бедно, могу контролировать стужу.
- Во «внешнем мире»?
- Ага… Здесь – своего рода изнанка мира.
- Хех... А как же я на эту "твою территорию" пробралась? - спросила девушка, с интересом оглядываясь по сторонам. Уже вполне рассвело и было ясно видно, что это совсем не институтский парк, а какой-то лес. Между мощными стволами стелилась позёмка, хотя откуда бы её взяться здесь?...
- А вот этого я не знаю, - ответил мальчик, с интересом глядя на девушку. - Ты вообще уверена, что ты - человек?
Девушка искренне расхохоталась:
- А что, на обезьянку похожа?
- Да нет... - покачал головой мальчик - Но и обычному человеку сюда не забраться, пожалуй.
По поляне ползали струи позёмки, сверкающей, будто северное сияние. Стало опять холодать...
- Как бы то ни было, тебе здесь задерживаться нельзя, - проворчал мальчик, взглянув на небо.
Девушка тоже взглянула в небо... Следующий вопрос она уже задавала, не глядя на мальчика, а уставившись в небо.
- А почему это?... - спросила она, то ли имея в виду, почему ей нельзя тут задерживаться, то ли интересуясь, что с небом.
А неба не было. Вместо него были сплошные сполохи света, перемешивающиеся, меняющие цвета, вспыхивающие то синим, то зелёным, струи света, колышущиеся, будто тонкие ленты на ветру...
Мальчик промолчал, а девушка продолжала смотреть на небо.
Из него как раз посыпались снежинки.
Девушка даже немножко испугалась, когда увидела эти снежинки.
Они были очень большие, величиной с блюдце, и при этом совершенно невесомые, состоящие из прозрачного искрящегося узора... Огромные снежинки, медленно кружась, падали с неба.
Девушка зачарованно наблюдала за ними, а когда одна из таких снежинок пролетала мимо её лица, она коснулась её пальцем, и снежинка тут же рассыпалась на тысячи маленьких огоньков - снежинок... Стало стремительно холодать, деревья, на понижение температуры, ответили многоголосым скрежетом, раскатившимся по всему лесу.
- Скоро я не смогу контролировать стужу... - сказал мальчик. - Тебе надо отсюда выбираться... Иначе ты замёрзнешь.
- Кажется мне уже всё равно... - пробормотала девушка - В конце концов, что я там забыла? Этот бестолковый экзамен? Или ещё чего?...
- Ты замёрзнешь!... - вскрикнул мальчик. За его спиной толстенный ствол голого дерева с тоскливым скрежетом лопнул, и дерево тяжело опало в снег.
- Ну и пусть, - как-то безразлично произнесла она.
И оторвавшись, от сверкающего неба, посмотрела на мальчика:
- Может, ты снимешь эту дурацкую мальчишескую маску?
Мальчик насупился, опять принялся видоизменяться. Через несколько секунд не его месте стоял молодой парень, с упрямым выражением лица.
- Очень удачная идея, между прочим. Теперь я тебя вполне смогу выволочь силой, пока ещё не поздно! - за его спиной с хрустом рушились в снег одно дерево за другим, позёмка, уже превратилась в сильную метель. Мелкий острый снег мешал видеть, время от времени в его потоках проносились огромные снежинки, они сталкивались и рассыпались сияющими искрами. Через завесу метели, девушка видела, что парень дёрнулся подойти к ней, но, почему-то, не смог.
Спрятав нос в шарф, чуть прикрыв глаза, сжавшись, она упрямо замотала головой и из глубины раздался чуть глухой голос:
- Ну уж нет... Не каждый день в такую метель попадаешь... Так кто же ты?
Парень криво ухмыльнулся:
- Мальчик-Зима... Мне это определение нравится больше всего.
За спиной парня осталось только одно могучее, узловатое дерево, остальные буквально рассыпались в прах. Метель уже замела их обоих по колено. Кажется, теперь парень не мог подойти к девушке. Он стоял и смотрел ей в глаза.
- Куда больше меня занимает вопрос, кто же ты... - пробормотал он.
Она приподняла брови и недоумённо улыбнулась. Если бы не боялась замёрзнуть ещё больше, развела бы руками.
- Мне так уж необходимо уходить? - ей удалось сквозь снег заглянуть ему в глаза.
А он стоял и смотрел на неё, будто бы вспоминая что-то:
- ...А ведь я тебя, кажется, помню.... Ты -- Весна...
Она улыбнулась и подмигнула:
- А я-то думала, студентка...
- Думала... Колобок, может, тоже думал, а оно вон как повернулось... - улыбнувшись сказал он.
Девушка рассмеялась, сдвинула шарф с подбородка, и выбравшись из сугроба, который намело вокруг неё, и пошла к нему. Ей, почему-то было совсем не холодно, и потоки ветра обегали её, сберегая от укусов колючих снежинок, да и метель стала будто бы стихать.
Она подошла к нему, и оказалась даже чуть выше его, он ведь по прежнему стоял по колено в сугробе, а она стояла на сугробе.
Мальчик-Зима, смотрел ей в лицо, не отрываясь. А она провела по его волосам рукой и поцеловала.
Метель, будто выключили. Снег опал вялой позёмкой. Сразу почувствовалось, что ветер гонит тёплый воздух.
Он обнял её и прижавшись, пробормотал: «Ну вот, и в моё царство вечной стужи Весна пришла...»
А она улыбнулась и погладила его подбородком по лбу…

А на седьмом этаже института стоял «престарелый засранец» Пётр Иванович с кружкой горячего чая в руках и смотрел через окно на заснеженный парк.
Столбик термометра, сиротливо висящего за окном, последние полчаса стабильно рос: -42…-39…-37…-33…
Пётр Иванович отхлебнул горячего чая и, взглянув на термометр, подумал: «Ну вот, к вечеру будет -22, а завтра: -13…»
Поставив кружку на подоконник, Пётр Иванович вздохнул, подумав о предстоящих ему делах: провести консультацию (после которой студенты будут свято уверены, что в группе их всегда было 25, а не 26), заглянуть на чашечку кофе в бухгалтерию, зайти в сектор учёта студентов, сыграть пару партий в шахматы с вечно скучающим старичком Михалычем, зайти в деканат, под предлогом отдать экзаменационную ведомость, попутно заглянуть в профком, подарить шоколадку Юлечке, после чего спуститься в библиотеку порыться в книгах и поболтать с библиотекарем, потом пройтись мимо кабинетов приёмной комиссии (прощё простого! Здесь все следы и сами почти стёрлись уже)…
Пётр Иванович уже собрался идти, когда его внимание привлекла ветер (Ветра), швырявшая в окно твёрдые снежинки. Пётр Иванович остановился, прислушиваясь к Ветре, которая, будто засмеявшись, взметнула и закружила вихрем снежинки на подоконнике и умчалась к парку.
Пётр Иванович захохотал и, проведя рукой по роскошной гриве седых волос, украшающих его голову сказал: «Вот уж не дождётесь!...»